Библейские проповеди
День бедствия
30.09.2001

Наши сегодняшние чтения из 1 Паралипоменон 13 концентрируют наше внимание на одном из ужаснейших дней в жизни Давида. Он был царем уже в течение семи лет; и казалось, что всё в его жизни было благополучно. Те волнующие дни, когда Давид бегал от Саула, ушли в прошлое, а Бог, как и обещал, дал ему царство. Он чувствовал, что должен как-то выразить свою признательность Господу, так обильно благословившего его.

Уже многие годы, после возвращения Давида от филистимлян, ковчег завета находился отдельно от скинии. Давид восстановил Иерусалим и сделал его столицей своего царства, объединив двенадцать колен. Теперь он помышлял о том, чтобы перенести ковчег завета в Иерусалим. За многие годы до этого Моисей в пустыне предвозвестил о времени, когда Израиль будет в мире и покое безопасно жить на своей земле. В этот день, сказал Бог, Он изберет Себе определенное место для поклонения, где все двенадцать колен смогут приносить жертвы (вы можете прочитать об этом в книге Второзаконие 12:10,11). Несомненно, Давид рассуждал следующим образом: “время мира и покоя настало, а Иерусалим – моя новая столица – должен быть именно тем местом, где люди будут поклоняться Богу. Если мы принесем ковчег завета сюда, это только воодушевит весь Израиль поклоняться Господу единодушно, чего они не делали со времени Самуила.

Давид был хорошим дипломатом. Прежде всего, он проконсультировался и договорился с вождями и начальниками над народом (1 Паралипоменон 13:1-4). Затем он назначил для всего народа определенный день, в который они должны были собраться в Иерусалим, чтобы наблюдать за тем, как ковчег будет перенесен (ст.5). Этот день должен был запомниться им навсегда!

Однако всё получилось довольно трагично. По приказу Давида была сделана новая повозка, а Оза и Ахия были назначены, чтобы управлять ею. В их семье ковчег находился уже очень долгое время. Движение началось с великим ликованием в народе и волнующей сердце музыкой огромного оркестра. Но внезапно на пути Оза был поражен и умер.

Вместо ликования и восхваления царя за его мудрость, народ разошелся по домам опечаленным, испытывая невероятный шок от происшедшего. Этот великий для Давида день обратился в день траура. Он рассматривал случившееся, как знамение от Бога, что Он был разгневан. Возможно, Господь не желал, чтобы ковчег был перевезен в Иерусалим?

После смерти Озы ковчег был временно оставлен около дома левита по имени Аведдар. Давид пристально наблюдал за тем, не коснется ли зло семьи этого человека. Однако по прошествии трех месяцев тот был всё еще жив и даже преуспевал. И Давид решил, что должны быть другие причины поражения Озы. Вероятно, один из его советников указал Давиду на допущенную ошибку, о чем царь должен был знать с самого начала. Дело в том, что по Закону Моисея, когда Бог решал, что подошло время для стана Израильского передвинуться на новое место, специально назначенные для этого дела священники должны были перенести ковчег на своих плечах, используя шесты (Второзаконие 10:8).

Давид осознал две вещи. Во-первых, Бог не просил переносить ковчег. Поэтому, возложив ковчег на повозку и отправившись в Иерусалим, Давид не посоветовался с Богом, даже не поинтересовался о том, в чем состоит воля Божья. Во-вторых, Давид использовал повозку, как это делали Филистимляне (1 Царств 6:7,8), но Закон гласил – ковчег должно нести. Пока Бог не избрал Себе центрального места для поклонения, ковчег находился в пустыне, и его переносили с места на место. До построения постоянного обиталища, Давид должен был соблюдать повеление Божие и переносить ковчег, используя шесты.

Он попробовал еще раз. Осознав, что ковчег еще не обрел постоянного обиталища, Давид воздвиг скинию (палатку) для ковчега в Иерусалиме (15:1). Это не было каменное строение. Давид мог только надеяться, что Бог однажды изберет Иерусалим в качестве места, в котором Его имя будет пребывать постоянно, но он не мог своевольничать, доколе Бог Сам не объявит об этом. Во время второй попытки мы видим, что священники несут ковчег (см. 15:12-15).

Еще раз Давид созвал весь народ. Затаив дыхание, они отправились из дома Аведдара. Вероятно, четверо специально выбранных для этой цели левитов сделали свои первые шаги; их сердца учащенно бились, потому что все они помнили о случившемся с Озой. Но «Бог помог левитам», говорит стих 26, и они сделали остановку в пути, чтобы принести жертвы и воздать хвалу Творцу. Путешествие завершилось без всяких инцидентов, и Давид был настолько взволнован и возбужден, что даже танцевал перед ковчегом во время всего его путешествия до города (15:29).

Какие уроки мы можем извлечь из событий этих двух дней – одного печального, другого радостного, обрисованных так ярко перед нами в Писаниях?

Прежде всего, очевидным является то, что мы не можем так просто изменять заповеди Божьи. Если Он говорит, что хочет поклонения себе определенным образом, нам нужно слушаться Его. Очень многие люди в наши дни думают и поступают подобно Каину, принесшему в жертву Богу овощи. Таковые поклоняются Богу так, как сами считают нужным. Они не смиряют себя, чтобы спокойно слушать Его голос и исполнять Его заповеди. Он говорит нам, что мы должны быть крещены полным погружением в воду, символически смыв наши грехи. «Нет, – говорят эти люди, – будет достаточно всего лишь обрызгать голову ребенка несколькими каплями воды, – этого будет достаточно!» Бог заявляет о том, что гомосексуализм или половая жизнь без брака – это очень тяжелый грех. «Нет, – говорят таковые, – всё это устарело, мы должны идти в ногу со временем!» Но Бог ищет Себе людей, которые подобны Его Сыну, которые слушаются гласа Его; для них Он приготовил Царство. «А вот, на кого я призрю, – говорит Бог, – на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего перед словом Моим» (Исаия 66:2). Давид смиренно осознал, что во время его первой попытки перевезти ковчег «Бог наш поразил нас за то, что мы не взыскали Его, как должно» (1 Паралипоменон 15:13), и в следующий раз он сделал всё правильно.

Во-вторых, мы можем поразмышлять о происшедшем с Озой. Почему Бог умертвил его, если он всего лишь хотел спасти ковчег от падения с повозки? Это может показаться слишком строгим и чрезмерным наказанием. Чтобы представить всю картину целиком, нам нужно вернуться на несколько лет назад. С младенчества Озы ковчег находился в его доме. Вероятно, время от времени любопытные путешественники заходили, чтобы увидеть священную реликвию – ящик с золотой крышкой, а Оза показывал им его. Ковчег был частью его жизни. Однажды царь послал к нему в деревню своих подчиненных, чтобы те разузнали, где находится ковчег. Позже они участвовали в приготовлениях к тому великому дню, в который ковчег должен быть перевезен в Иерусалим. Оза очень гордился тем, что был выбран для управления новой повозкой! И как он нервничал, когда тысячи людей нагрянули в его небольшую деревушку, включая самого царя и всех его министров, а он – Оза из Кириаф-Иарима – был в центре внимания. Итак, процессия двинулась в путь и подошла к большому холму – гумна для молотьбы (13:9) всегда строились на вершине холма, чтобы ловить вечерний бриз. Оза сам находился в это время в повозке, а его брат находился впереди и управлял животными. Внезапно, к его стыду и разочарованию, когда повозка поднималась по склону, волы споткнулись. Могло показаться, что ковчег вот-вот съедет с повозки и вывалится сзади; весь народ замер. А Оза потянулся назад, чтобы попытаться схватить и удержать ковчег, но внезапно почувствовал удар, пронизывающий всё его тело. Это было последнее, что он почувствовал.

Проблема была в том, что ковчег стал ему слишком близок. Для Озы он не был больше священным местом, где обитал Бог Израилев, но просто частью интерьера из комнаты его матери. Он забыл, подобно Давиду, что Бог – святой и великий Царь, и к Нему должно относиться с величайшим уважением. Нечистый грешник не может приблизиться к Богу неба и земли. В Англии есть поговорка: «фамильярность порождает неуважение». В точности, как электрик может начать подвергать себя риску, забывая, насколько опасным может стать для него высокое напряжение. Мы также не должны забывать, что Бог на небе, а мы – на земле. Однажды, все те, кто неуважительно относятся к Его имени и Его слову, лицом к лицу встретятся с Судьей всей земли.

И наконец, где находится то место, которое Бог в конце концов избрал для Своего вечного обитания? После того как ковчег был окончательно поставлен в скинии, воздвигнутой неподалеку от царского дворца, Давид попытался еще раз построить постоянное жилище Господу. «Я живу в доме кедровом, – сказал он пророку Нафану, – а ковчег Божий находится под шатром» (2 Царств 7:2). Давид был очень разочарован. «Не ты построишь храм», – пришел ответ (2 Паралипоменон 6:9). Бог настойчиво утверждал, что Он обитал в шатре с тех пор, как вывел народ Израильский из Египта. «Где я ни ходил со всеми сынами Израиля, – продолжил Он, – говорил ли Я хотя слово какому-либо из колен… «почему не построите Мне кедрового дома?”» (2 Царств 7:7,8). Бог не спешил. «Но, – сказал Бог, – хорошо, что это на сердце у тебя» (2 Паралипоменон 6:8).

Фактически, только в самом конце правления Давида Бог объявил о Своем решении. Давид согрешил вместе со всем народом (2 Царств 24:1,10). Великое бедствие от Бога повлекло смерть множества людей, и когда истребление дошло до Иерусалима, Давид возопил к Господу, призывая бедствие на самого себя, чтобы народ был сохранен (ст.17). В это мрачное время пророк Господень провозгласил о том, что Давид должен воздвигнуть жертвенник на месте, где находилось гумно Орны (ст.18). Вероятно, это напомнило ему о том другом гумне (1 Паралипоменон 21:26) и далеких временах. Сейчас же, когда огонь пожрал жертву, Давид осознал, что Бог, наконец, указал ему место Своего покоя. «Вот, – сказал он народу, – дом Господа Бога, и вот жертвенник для всесожжений Израиля». И именно там, недалеко от города Давидова к северу, где в наши дни располагается мечеть Аль-Акса (мечеть Омара), сын Давида Соломон начал строительство. «И начал Соломон строить дом Господень в Иерусалиме, на горе Мориа, которая указана была Давиду, отцу его, на месте, которое приготовил Давид, на гумне Орны Иевусянина» (2 Паралипоменон 3:1).

Гора Мориа была известна тем, что Авраам хотел принести на ней в жертву своего сына Исаака (Бытие 22:2). И это подводит нас к преломлению хлеба, для чего мы и собрались сегодня. Как Исаак охотно нес дрова на вершину холма, слушаясь своего отца, так и Иисус нес крест на Голгофу. Как царь Давид взял на себя грехи всего народа, так и Иисус понес наши грехи на своих плечах, удалив их навсегда. Языки пламени показывали, что Бог принял жертву Давида, но также указывали на одобрение Богом жертвы Его Сына. На этом святом месте Бог однажды примирится со всеми народами, и живой дом святых, которого мы являемся малой частью, будет возведен в блеске и великолепии. Здесь в конце концов Бог будет обитать во веки, и Его слава наполнит святой город. «И я увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, – пишет Иоанн, – и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло» (Откровение 21:2-4).

Брат Дэвид Пирс (30.09.2001г.)

Книги: , , ,  |

Комментарии закрыты.