Библейские проповеди
Великое Евангелие Христа
5.09.2004

Отрывки для чтения: Иезекииль 1,2; 2-е Коринфянам 5-7.

Вступительная глава пророчества Иезекииля, возможно, – одна из самых драматических глав из всех пророков. Он видел отверзшиеся небеса (1:1) и видения Бога. Видения первой главы, одинаково интригующие и озадачивающие всех изучающих Библию. Пророк видит подобие четырех животных, имеющих каждое свое лицо: лицо человека, лицо льва, лицо тельца и лицо орла. В этом видении херувимов мы видим изначальную цель Бога – установление Его славы на земле через Господа Иисуса Христа и создание сообщества святых, составляющих тело Христово, каждый из которых будет иметь природу Того, Кто спас их.

Библейские студенты обычно связывают четыре лица херувимов с четырьмя аспектами Господа Иисуса Христа, которые явлены нам в четырех Евангелиях. Лев представляет царственный аспект Христа – это евангелие Матфея; телец акцентирует аспект добровольного служения Христа – это евангелие Марка; Лука подчеркивает человеческий аспект Христа; а дальнозоркий орел – это духовный аспект Христа, явленный у Иоанна.

Столкнувшись с этим внушающим трепет видением, пророк падает на землю, «на лице свое», и в этом положении покорности получает задание на проповедь слова Божьего. Эта работа была одной из самых тяжелых – свидетельствовать народу Израильскому об их нечестивых делах за несколько лет до разрушения первого Храма. Пророк уже жил в земле вавилонской, будучи отведенным туда с группой первых пленников во дни царя Иехонии. Ему предстояло свидетельствовать как пленникам, находящимся в Вавилоне, так и остатку народа, который еще оставался в Иерусалиме. В чем же была трудность задачи? Да в том, и пророк это знал, что люди не будут слушать его слов. «А дом Израилев не захочет слушать тебя» (3:7).

В чем же тогда состоял смысл свидетельствования? Да в том, что после открытого обличения Израиль становился в положение личной ответственности за грядущее осуждение. Возможно, единицы и прислушались к словам пророка, однако большинство этого не сделало. Как нация, они отвергли послание. Отсюда, как верный страж, Иезекииль освобождался от чувства вины, ибо предупреждение о нависшей катастрофе было им передано.

А это было совсем не просто! Бог сказал пророку: «Не бойся их и не бойся речей их» (2:6), и чтобы сделать его свидетельствование более драматичным, а пророческую роль – более сложной, он не должен был говорить ничего, кроме как слово Божье. Ему было велено лежать на боку в течение 430 дней (глава 4) перед изображением картины осады Иерусалима, печь хлеб на навозе, сбрить волосы на голове и обрить бороду, и позднее, когда умерла его жена, пророк не должен был ее оплакивать. Всё это лишь для того, чтобы пронзить окаменевшие сердца народа Божьего.

В этот период в Вавилоне был и молодой Даниил, и нам, конечно, интересно, состоялась ли встреча этих двух пророков. Если Иезекииль слышал о вере Даниила, Анании, Мисаила и Азарии и имел возможность общения с ними, это было бы для него огромным утешением и ободрением. Возможно, именно в силу особых обстоятельств, которые предлежали Иезекиилю во исполнение его нелегкого бремени, пророку были показаны удивительные, живые видения небесного величия, включая (в конце его книги) и изображение грядущего Храма. Здесь лежит важный момент. Секрет «силы в немощи» Господа Иисуса частью объясняется следующими словами: «Вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление» (Евреям 12:2). Давайте и мы ободримся размышлением над зримыми видениями слова Божьего, чтобы наша вера только укрепилась от испытаний одиночеством.

Существует потрясающая параллель между признанием Иезекииля и обращением апостола Павла. Савл из Тарса также видел сияние с неба, намного более ослепительное, чем сияние полуденного солнца. Он также «упал на землю и услышал голос» (Иезекииль 2:1,2 и Деяния 9:4). Ему также было приказано подняться, и Дух вошел в него (Деяния 9:6,17). Подобно Иезекиилю, апостолу вменялось возвещать «всю волю Божию» (Иезекииль 3:10 и Деяния 20:27). Павел также пережил изумление и исступление через величие откровения (Иезекииль 3:15 и Деяния 22:17). Как и Иезекииль, Павел должен был нести тяжелое бремя личной ответственности в своем свидетельстве воскресшего Христа. Опыт, пережитый Павлом, о котором он не раз возвещает в своих посланиях, можно суммировать его же словами: «Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем» (2 Коринфянам 4:10).

Схожесть между этими двумя работниками Божьими объясняет, почему апостол Павел был так решительно настроен на возвращение в Иерусалим после завершения своего третьего миссионерского путешествия, несмотря на предупреждение духом водимых пророков не делать этого (Деяния 21:4,12). Павел страстно хотел свидетельствовать Иудейским вождям, многих из которых он, несомненно, лично знал прежде, и некоторые из которых были, в чем можно не сомневаться, его союзниками в прежних гонениях на последователей Иисуса из Назарета. Благоприятные дни для покаяния для вождей во дни Павла также быстро таяли, как это было и во дни Иезекииля. Видел ли Павел, в части своего служения, эхо роли Иезекииля – быть верным стражем дому Израилеву и особенно для тех, кого он знал лично?

Определенно – да, ведь, как и в случае с Иезекиилем, видения Павлом величия небесного были важнейшим источником, из которого он черпал силы для своей миссионерской деятельности. Когда Павел пишет коринфской церкви, он говорит, что евангелие Христа намного больше откровения закона Моисеева. Он изображает Истину как «свет благовествования о славе Христа». Свет характера Отца «озарил наши сердца, дабы просветить [нас] познанием славы Божией в лице Иисуса Христа» (2 Коринфянам 4:4,6). Павел видел прославленного Иисуса из Назарета на своем пути в Дамаск. Видел ли он, фактически, лицо Господа, мы не можем сказать определенно, но другой ученик – Стефан – видел его точно: «Я вижу небеса отверстые (ср. Иезекииль 1:1) и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деяния 7:56). Павел, присутствующий при смерти Стефана, был свидетелем этого откровения и после своего обращения никогда об этом не забывал. Лицо Стефана при этом было, «как лицо Ангела» (Деяния 6:15).

Величие, виденное Стефаном, было лишь предвестием грядущей вечной славы (2 Коринфянам 4:17). Слава, которую мы переживаем сейчас, есть благовествование Христово в наших сердцах. Но апостол говорит коринфянам, что сокровище это «мы носим в глиняных сосудах» (4:7). Действительно, мы подвержены всем превратностям и проблемам человеческого существования (5:1-4). Мы «воздыхаем под бременем», – говорит Павел, – ожидая времени, когда Господь поглотит смертное жизнью. Но до этого, подобно Израилю во дни Иезекииля, нам еще предстоит встретиться с реальностью суда Божьего. «Ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово» (5:10). Чтобы ободрить нас, апостол делает ударение на том, что через Христа Бог примирил нас с Ним. Примирение подразумевает, что те, кто когда-то были врагами, превратились в друзей. Мы были врагами Богу из-за греха, и, тем не менее, «не знавшего греха Он сделал для нас [жертвою за] грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Коринфянам 5:21). Господь Иисус Христос разделил нашу человеческую природу и был искушен во всем, что переживаем и мы, и всё же (в отличие от нас) Он никогда не уступил искушению, всегда исполняя волю Своего небесного Отца. Отец, в Своей великой любви к нам, отдал, как идеальную жертву за грех, Своего возлюбленного Сына, благодаря чему мы можем надеяться на прощение грехов и жизнь вечную. И об этом мы вспоминаем за хлебом и вином – символами Его тела и крови.

Эта прекрасная истина благой вести должна быть в нас источником радости и должна светиться на наших лицах. Павел говорит, что «любовь Христова объемлет нас» (5:14), и, отсюда, мы должны рассуждать так: «Если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (5:14,15). Иисус из Назарета, Человек, добровольно отдавший Себя на служение Богу, вознесся на орлиных крыльях выше самих небес, но Он обязательно вернется для устроения Царства Божьего на земле. А это приводит нас к последнему испытующему вопросу: признают ли те, кто видит нас в повседневной жизни, что мы имеем общение с Иисусом и видим Его славу?

Стефан Палмер (05.09.2004г.)

Книги: , , ,  |

Комментарии закрыты.