Библейские проповеди
Были ли вы там, когда распинали Иисуса?
22.07.2001

Когда мы вспоминаем смерть нашего Господа, мы делаем это совсем не так, как вспоминаем другие исторические события. На предстоящей неделе мы вновь будем читать о распятии Иисуса и о событиях, которые привели к этому. Когда мы делаем это, мы не просто вспоминаем прошедшие события и людей, живших в те далекие времена. Так происходит потому, что убийство Иисуса было осуществлено людьми, характеры которых представляют все виды пороков, которые можно обнаружить в человеческой природе.

Мы читаем в Деяниях: «Ибо по истине собрались в городе сем на Святого Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским…» (4:27). Мы видим здесь те силы, которые объединились против Иисуса: Ирод, Пилат, евреи и язычники. Никто не стоит в стороне. Все объединились, чтобы предать смерти Сына Божьего.

С этих пор Евангелие не повествует о том, что делал Иисус, но только о том, что делали с Ним люди. Рассказ высвечивает то положение, в которое поставлены группы людей через их отношение к распятию, и мы должны спросить себя, где находимся мы, ибо в некотором смысле мы тоже представлены в тех страшных событиях. Именно наши грехи способствовали смерти Иисуса, как пишет Исаия: «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши» (53:5). Петр тоже напоминает нам, что Иисус «грехи наши Сам вознес телом Своим на древо» (1 Петра 2:24). Если мы посмотрим внимательно на то разнообразие характеров, нарисованных для нас в распятии, мы можем довольно хорошо увидеть отражение в них самих себя; конечно, в несколько преувеличенной форме, но безошибочно.

Давайте сосредоточимся на Матфее (глава 26) и здесь, как раз в самом начале, мы видим изображение группы напыщенных, амбициозных людей, озабоченных более сохранением своего собственного престижа, чем выполнением того, что нужно для общей пользы людей. «Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины… и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить (стихи 3,4). Мы видим рассуждения Каиафы: «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Иоанн 11:50) и фарисеев: «Если оставим Его так, то все уверуют в Него, – и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом» (Иоанн 11:48). Совершенно ясно, что все эти люди озабочены о сохранении своих мест и власти и хорошо понимают, что люди уверуют в Иисуса как в своего Мессию. Поэтому Он должен умереть!

Вот картина человеческой гордости и личных интересов, характерные для всех людей в любом веке. Вот грех, в котором мы можем быть виновны, особенно если занимаем некое положение в церкви – заботиться более о сохранении той малой доли власти, чем о любви, милосердии и кротости перед Богом. Может, мы – фарисеи в миниатюре, готовые скорее распять Иисуса, чем потерять свое лицо?

Следующая картина дана нам в стихах 36-45. Это был решающий момент в истории мира – спасение человечества висело на волоске. Иисус хорошо знал, что представляло собой распятие; несомненно, Он не раз наблюдал его со стороны. Поэтому неудивительно, что в молитве Он просил Отца, чтобы участь сия миновала Его – Он молился три раза в течение одного часа.

Лука сообщает нам, что в этом борении пот Его был, «как капли крови, падающие на землю». А что делали в это время ученики? Они сладко спали. Это вызвало упрек со стороны Иисуса: «Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (стихи 40,41). Давайте будем самокритичными. Не обращены ли эти слова и к нам, Его ученикам в эти последние дни: «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий» (Матфей 25:13).

Всегда ли мы бодрствуем, всегда ли настороже или подобно известным девам из притчи засыпаем, не радея о наличии масла в наших лампадах для их постоянного горения? У нас довольно мало оправданий, чем у той группы уставших людей в Гефсиманском саду, уснувших в такой решающий момент. Сейчас идут последние часы языческой ночи, и Господь призывает нас бодрствовать. Знамения времени увещевают нас поднять головы, ибо избавление уже близко, но как часто наше внимание ослаблено, и некое состояние самодовольства убаюкивает нас.

Мы взглянули на одиннадцать учеников. А что же с двенадцатым, Иудой Искариотом, который предал Его? Мы читаем в стихе 49: «И тотчас подошед к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его». Мы не можем много сказать об этом человеке: мы никогда не узнаем о мотивах его предательства. Вполне вероятно, что он сделал это из-за денег. Несомненно, у него были некие «доводы», которыми он оправдывал свои действия в собственных глазах. У нас всегда найдутся прекрасные отговорки за наше плохое поведение. Еще начиная с Адама, образец один и тот же. Мы негодуем в мыслях на Иуду, но давайте не забывать, что в последние дни «Предаст же брат брата на смерть, и отец – сына; и восстанут дети на родителей и умертвят их» (Матфей 10:21); возможно поэтому не стоит нам так критически подходить к Иуде?

Наша следующая картина показывает Петра во дворе первосвященника. Нужно было иметь мужество зайти сюда за Господом, но на этом мужество и испарилось. В нем узнали ученика Господа, но он не признался в этом, всячески изворачивался и наконец «отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека» (стихи 69-74).

У Луки мы читаем, что в этот момент Господь обернулся и взглянул на него. Можно не сомневаться, что Петр до конца своих дней не забыл этот взгляд; и однажды Господь посмотрит в глаза каждому из нас. Может, в этот момент мы вспомним время, в которое имели прекрасную возможность свидетельствовать о нашей вере и не воспользовались или того хуже увильнули от этого? Конечно, мы не клянемся и не ругаемся при этом, но и нашей жизни никто не угрожает. Всякий раз, когда мы уклоняемся от открытого исповедания нашей верности Христу, мы делаем вид, что «не знаем Сего Человека».

Есть еще и много других картин для раздумий: всенародное мытье рук Пилатом, чтобы снять с себя ответственность; мужество в этот критический момент Никодима и Иосифа из Аримофеи; орущая толпа, готовая стать на сторону несправедливости, чтобы дать выход своему возбуждению; женщины, которые стояли у подножия креста до самого последнего момента, невыразимо страдая при этом от своего бессилия хоть как-то облегчить страдания любимого Господа. Взятые все вместе, эти люди составляют картину неоднородного человечества, с теми же пороками и слабостями, которые имеем и мы.

Но есть еще одно действующее лицо, на которое мы должны посмотреть, на лицо стоящее над всеми, на Самого Иисуса – личность в высшей степени сложную и совершенно лишенную эгоизма. Это был вынужден признать даже римский сотник: «Воистину Он был Сын Божий». Мы все дали обещание, что Его жизнь и жертва станут образцом для нас. Если мы можем видеть немного себя в каждом из разобранных характеров, как же мы являем собой Иисуса? Мы хотим быть подобными Ему, не так ли? Мы хотим быть, подобно Ему, милостью Божией, в Царстве Его уже сейчас! Так давайте постоянно направлять все наши помыслы и действия на то, чтобы в нас всё более и более отражался Иисус, наш Господь и Спаситель, отдавший за нас Свою жизнь.

Дерек Хортон (22.07.2001г.)

Книги: , , , ,  |

Комментарии закрыты.